​По "коррупционным" статьям выносится всё больше реальных приговоров должностным лицам госорганов

14 ноября 2018 г. правозащитник Александр Хаминский принял участие в программе "Своя правда" радиостанции "Говорит Москва", посвящённой заявлению замглавы ФСИН Валерия Максименко о нехватке в стране колоний для силовиков.

Оппонентом Александра Хаминского в прямом эфире выступил Алексей Федяров — руководитель юридического департамента движения "Русь сидящая". Однако оба участника передачи сошлись во мнении, что так называемые "БС-колонии" далеко не всегда наполнены реальными бывшими силовиками: преступивших закон сотрудников следствия, оперативных служб, судов и прокуратуры в них содержится всего около 20%. Остальной контингент составляют бывшие сотрудники налоговых органов, МЧС, часто — выпускники высших учебных заведений систем МВД и ФСБ и иные лица, в силу профессиональной деятельности ранее обладавшие тем или иным объёмом властно-административных полномочий. Но  за последние годы увеличилось число формальных признаков, в силу которых осуждённых направляют в спецучреждения.

По мнению Александра Хаминского, такая практика является общемировой и направлена на дополнительные меры обеспечения безопасности в местах лишения свободы граждан, ранее имевших специальный правовой статус, иначе говоря "представителей системы".

Правозащитник также отметил, что несмотря на общее снижение количества нарушений законодательства с коррупционным компонентом, число обвинительных приговоров, особенно по тяжким статьям, возросло. Так, всё больше приговоров должностным лицам органов государственной власти выносится за злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий и непосредственно получение взятки (ст. ст. 285, 286, 290 соответственно). Такую тенденцию Александр Хаминский связывает с реальными шагами по реализации Национального плана противодействия коррупции на 2018-2020 годы, затронувшими, в первую очередь, региональные элиты, плохо подчиняющиеся центру.

Отвечая на вопрос, не слишком ли в России много силовиков, Хаминский отметил, что с момента вывода Росгвардии из-под контроля полиции число силовиков действительно стало расти несмотря на сокращение количества сотрудников органов внутренних дел. Увеличение же количества бойцов Росгвардии, редко имеющих повод к выходу непосредственно на улицы, фактически не способствует работе по обеспечению правопорядка и общественной безопасности. Иными словами, речь идёт о неэффективном перераспределении ресурсов, ведь в вечернее и ночное время, когда гражданами совершается много звонков в полицию, в распоряджении дежурных районных ОВД по-прежнему имеется лишь 2 экипажа по 2 человека. "А росгвардейцы сидят по домам или в казармах", — добавил Александр Михайлович.

Общественный деятель считает, что в стране достаточно сфер, в которые было бы целесообразно направить средства ВВП и профицита бюджета вместо устроения новых спецучреждений ФСИН: "Необходимо разумно дифференцировать, не перебирая средства из кармана государства".

В то же время, он разделяет позицию главы государства: Владимир Путин неоднократно призывал селектировать категории осуждённых в местах лишения свободы не ​только по критерию безопасности жизни и здоровью, но и по степени общественной опасности совершённого деяния. Проводя параллели между отечественными пенитенциарной и медицинской системами, Хаминский считает целесообразным отделять в тюрьмах силовиков и лиц, ранее обладавших любыми властными полномочиями, от насильников и убийц так же, как лёгких невротиков от больных, находящихся в остром психозе. Только таким образом может быть достигнута одна из основных задач ФСИН перевоспитание заключённых.

В завершение передачи Александр Михайлович отметил, что правоохранительная система России в целом нуждается в реформировании, включая решение кадровых вопросов. По его словам, актуальный механизм достаточно неповоротлив, а должностные лица часто плохо исполняют свои обязанности, не владея собственной нормативно-правовой базой, не зная положений внутренних регламентов и т.д.


15.11.2018